Миссия Евангельской музыкальной ассоциации Наша миссия состоит в том, чтобы
“Являть, продвигать и праздновать Евангелие через музыку!”

Преимущества членства в ЕМА Поддержка христианских исполнителей, предоставление скидок на студии звукозаписи, организации концертов и т.д.

Темная сторона Кевина Макса

Темная сторона Кевина Макса

Когда-то Кевин Мак скакал в джинсовых шортах, пел "Jesus Is Just Alright" и продавал вместе со своими коллегами по dcTalk альбомы заоблачными для христианской музыки тиражами. Но шло время, артист менялся, и, как выяснилось позже, dcTalk образца первой половины 90-х были для него просто бизнесом.

Уже к самому важному альбому в дискографии группы он плотно подсел на музыку Oasis, надел ленноновски очки и стал всерьез подумывать о сольном творчестве. И когда знаменитая троица, выдавив все соки из 90-х, разошлась по углам с сольным материалом, тут-то гений Кевина и дал о себе знать. Его Stereotype Be был квинтэссенцией всего лучшего, что он впитал в себя за предыдущие 13 лет безостановочного творчества. Эдриан Белью из King Crimson играл на альбоме главную скрипку, а Кевин покорно подчинялся. Новаторству дебюта не было предела, ничего подобного христианские артисты тогда не делали. Альбом был напрочь лишен всех христианских клише и предсказуемости и звучал так убедительно, что с трудом верилось, что его тираж в итоге составил всего каких-то 100 000 копий. Макс делал ставку на мэйнстрим, но у него не получилось.

До середины нулевых он писал исключительно хиты, даже каверы песен The Beach Boys и Джорджа Харрисона в его исполнении, казалось, обретали новый смысл. Но ко второй половине нулевых артист заметно поплохел, альбомы его стали малоубедительными и записывались, скорей всего, ради пары-тройки удачных песен. Как и многие артисты в старости, в частности те, кто не зажаты в тиски мажор-контрактов, Кевин Макс последние годы стал неимоверно плодотвитым. Он начал выпускать буквально по релизу в год, что, безусловно, сказывается на качестве материала. Съемки в провальных фильмах, странное участие в Audio Adrenaline, которые ныне являются бледным подобием того, чем группа являлась до полной смены состава. Все это на пользу певцу не пошло.  

Самым же слабым звеном в цепочке его релизов стали альбомы кавер-версий, на которых от силы можно было выделить два более-менее сносных кавера. И если вышедший в 2015-м Broken Temples после 5 лет тишины со дня выхода посредственного Cotes d'Armor (True Rebels) был довольно интересным, то все эти все эти Starry Eyes Surprise, Fiefdom of Angels, ужасающий сборник би-сайдов Stereotype Be-Sides(!) надо было сразу смывать в унитаз, не выходя за пределы студии. В общем, маразм крепчал, а песни не писались.

И тут неожиданно выходит Playing Games With the Shadow, на который уже по инерции смотрят косо, но сам альбом, по всей видимости, возвращает Кевина Макса к тому уровню, которым он козырял десять лет назад. Он вернулся к своим фирменным вокальным ходам в цепких "Election" и "Panic Button", обратился к ретро-вейву в "Girl With The Tiger Eyes" и отдал дань уважения своему любимому поэту в "William Blake". За десять лет это лучшее, что сделал артист. И если Broken Temples был хорошим, но слишком сахарным, то в Playing Games With the Shadow Кевин вновь продемонстрировал свой загадочный и романтически-темный внутренний мир. 

Станислав Сорочинский

Источник: REFNEWS